Бранч с Бертой

Елена Ярмолович: Я могу себе позволить дружить с кем хочу, работать, с кем хочу, ездить, куда хочу. Этого мне достаточно!

#‎brunchwithberta‬

Глядя на эту женщину, легко впасть в заблуждение. Легкие кудри, изящная фигура, приятные манеры, мягкость во взгляде и во всем, что она делает. Мужчины реагируют на Елену все как один – живейшим интересом и желанием познакомиться. Но не многие ожидают, что за мягкой внешностью скрывается настоящая сильная женщина, человек с сильным внутренним стержнем, который не пасует перед жизненными трудностями и идет по жизни легко и с достоинством…
В это воскресенье на воскресном бранче в отеле Renaissance Minsk Hotel я беседовала с поэтессой, песенником, музыкантом, психологом, журналистом и сценаристом Ярмолович Елена. Ее песни – в ротации популярнейших радиостанций и телеканалов, по ее сценариям ставят мюзиклы, сборники ее стихов передают почитать из рук в руки, а сама она всегда готова прийти на помощь своим друзьям… Я в восторге от этого человека, так что простите мне мою излишнюю мимимишность. Мне можно, это мой проект!

 

— Елена, я знаю, что ты знакома со многими настоящими звездами. Расскажи, кто из артистов, с которыми приходилось работать, нравится больше всего?

— Я считаю, Валерий Леонтьев – один из тех образцовых музыкантов, на которого, было бы неплохо, чтобы все остальные равнялись в работе. Его команда не менялась уже 20 лет, ну кроме девочек, которые уходили в декретный отпуск из танцевального коллектива. Они его реально боготворят. У них есть такой социальный пакет, которым многим, даже работникам крупных корпораций, и не снился: два раза в год по месяцу отпуска, оплата всех больничных, декретных отпусков, премии, хорошие зарплаты. Валерий Леонтьев в прошлом году был четвертым в списке российских артистов по количеству концертов. Он очень много работает, и поэтому вся его команда хорошо зарабатывает. Валерия Яковлевича они за глаза называют «Артист», а если мы общаемся по электронной почте или в скайпе — просто «А». Ему уже 65 и они боятся, что он может уйти со сцены, а они останутся без такого человека.

— А что скажете про белорусских артистов?

— Ну, все, наверное, будут смеяться, но я считаю – это Александр Солодуха. Так, как выкладывается он, никто у нас в стране не работает. Да, возможно, ему стоит немного по-другому себя подавать, возможно, ему нужен грамотный пиарщик. Зато я точно знаю, что он дает огромное количество концертов, причем, заметьте, билетных концертов. Да, все знают, что он многое делает сам и возможно ему бы не помешала команда профессионалов, как, например, у Леонтьева. А то иногда смешно получается. Была, например, ситуация: моя сестра работает в банке в другом городе. Однажды ей позвонил Солодуха и предложил выкупить билеты на концерт. Он спросил ее прямым текстом, почему она так приятно к нему расположена и довольно рада его звонку? А она говорит: а я люблю вашу песню, вот мне и приятно! Моя сестра написала для вас ее Смешно получилось:)

— А с кем из композиторов вам нравится работать?

— Я очень люблю Макса Алейникова. Он один из тех композиторов, с кем мне трудно работать, но я всегда уверена, что это будет идеальная песня, ведь он вылизывает ее иногда даже годами. Сейчас, когда у Макса сложилась такая ситуация со здоровьем, когда я читаю комментарии в интернете: как он такой замечательный, а денег на лекарства нет, мне становится очень обидно. Например, я точно знаю, что обо мне так тоже думают: раз она светится в телевизоре и ее песни поет вся страна, значит – у нее навалом денег. Лично у меня была ситуация, когда заболела моя дочка. А Макс хотел, чтоб я написала песню, и когда я ему выдала: «Отстань, у меня ребенок болеет», через полчаса он стоял у меня на пороге, заставил нас собраться, и мы поехали к маме – основателю онкоцентра в Боровлянах, которая помогла нам выяснить причину болезни. У самих бы на это ушел месяц. А после правильного диагноза дело сразу же пошло на поправку, и Маша быстро поправилась. Да, на Макса многие обижаются, Макс может быть резким и кого-то даже оскорбить-обидеть. Но со мной он никогда не вел себя подобным образом. Я знаю, что если я позвоню Максу и попрошу помощи, даже материальной, он расшибется и все сделает, хотя при этом он может не платить мне за песню по полгода. Я хотела сказать, что в такой ситуации, с которой сейчас находится Макс, от человека нельзя отворачиваться. Он на самом деле добрый и мягкий человек.

— Ты сейчас много работаешь с молодыми исполнителями в проекте «Академия талантов». Для чего, тебе это надо? Это же не приносит коммерческой выгоды?

— Изначально я пошла в этот проект, потому что был приказ от Макса Алейникова. Первые два сезона я была мало причастна к самому проекту – просто писала песни, которые мы обсуждали с Максимом. В третьем сезоне продюсер Яна Статкевич окунула меня с головой в это все – я писала для ее команды и команды Павла Клышевкого. С одной стороны – это хороший опыт. Но с другой стороны – был порыв помочь в развитии культуры в нашей стране, подтолкнуть молодых исполнителей к новым свершениям. Ведь в «Академии талантов» создаются наилучшие условия для развития конкурсантов. Все просто должны туда рваться!..

— А меня возьмут?

— Да! На самом деле у нас там были и шестидесятилетние!..

— Спасибо, Лена!.. (мы прерываемся на пять минут смеха и бокал шампанского).

— На самом деле, люди не понимают, что если ты попал в эфир ОНТ – это самые тепличные условия, которые только могут быть: их самих продвигают, их песни продвигают. Я не знаю, почему в нашей стране те конкурсанты, которые проходят «Академию талантов», думают, что с ними и дальше все будут точно также нянчится… Это наша национальная инфантильность: ощущение того, что все должно сразу само даться. Да иди попробуй и выбейся с нуля! Человеку дано все: продюсер (читай мама – папа – учитель), продюсер, стилист, хореограф, публика и эфиры. И честно скажу, что за некоторыми приходится бегать: «А пойдемте, потренируемся, пойдемте, позанимаемся вокалом, хореографией»… Почему в нашей стране так происходит, я не понимаю! Люди считают, что раз они прошли кастинг и попали в эфир, они уже звезды. Наверное, поэтому дальше и не растут из этих звездочек мега-звезды.

— А кто такие звезды, по-твоему?

— В моем понятии звезда – это когда не ты себя продвигаешь, а у тебя выстроена очередь из людей, которые хотят, чтобы ты для них что-то сделал: написал, исполнил, снялся в кино и так далее… Звезда, это когда ты имеешь возможность выбирать, с кем тебе работать. Пока ты не достиг такого уровня, когда в тебе нуждаются, ты не звезда. У нас в стране есть звезды, но наше белорусское восприятие, что если это белорусское, то это сразу плохо, меня пугает. У нас на самом деле много хорошего, что ценится потом, когда люди чего-то достигают вне страны. «Ой, это же наша белоруска Подольская»! Здесь она была точно такая же Подольская, точно так же пела… Колдун, Алехно, они точно также были умными, хорошими, приятными людьми здесь. Но мы не воспринимали их! И это очень обидно.

— Поговорим о личном. Шикарная женщина, много поклонников, яркие романы. И вдруг – неожиданно вышла замуж! Как это произошло?

— А что здесь странного? Если б это был первый брак! А так – уже третий. Первый брак у меня был короткий студенческий: на третьем курсе вышла замуж, на четвертом родила, после пятого – развелась. Я не считаю, что это хорошо. Возможно, сейчас я поступила бы по-другому, может быть, хватило бы женской мудрости сохранить семью. Но на тот момент не хватило. Второй брак у меня был обстоятельный, долгий и настоящий, в котором я прожила много лет, но, в конце концов, он тоже распался. А третий брак – это уже осознание того, что рядом должен быть, в первую очередь, друг. Ничто не заменит полного взаимопонимания, дружбы, доверия между супругами. Мой муж – это друг, с которым мы дружили 10 лет. Внезапное решение пожениться было не мое – это было решение моего друга, который решил, что сейчас самое время перехватить меня между мужчинами. Поэтому все произошло очень быстро и спонтанно

— А сейчас ты счастлива?

— Я не знаю, что такое счастье – в каждой семье оно свое. И я пока не поняла, счастлива ли я полностью. Но я могу сказать, что я спокойна. Мне очень хорошо и спокойно. С этим человеком мне хватает и спокойствия и драйва – это точно. Он один из лучших фотографов Москвы и по натуре такой же путешественник как я – не был разве что только в Австралии и Антарктиде Мы друг друга не ограничиваем и не мешаем, так как мы живем в разных странах. У нас пока гостевой брак, а что будет дальше – время покажет. Но в первую очередь, самое важно для меня, что мой муж – это мужчина не из Беларуси. Я бы больше не вышла замуж за мужчину из Беларуси, как это ни обидно.

— Ого! Интересно, а почему?

— Наверное, потому что, здесь мужчины слишком разбалованы и не отдают себе отчета, что женщина – это в первую очередь слабое существо, о котором надо заботиться. Здесь изначально в семьях воспитывают так: мужчина – это тот, кого нужно холить и лелеять, а женщина – это, извините, подсобный рабочий. Я не вижу здесь в своем окружении ни среди подруг, ни среди знакомых, семей, которые созданы были и остались здесь вместе, если оба супруга белорусы. Я могу привести множества примеров! Если семьи уезжают вдвоем, то за границей мужчины меняются. Ведь они видят отношение других мужчин. Великая отечественная все-таки дала о себе знать: мужчин мало, женщин много – и это катастрофа для нашей страны!..

— А как к тебе приходят стихи? Как ты пишешь?

— Иногда страшно рассказывать об этом, чтобы меня не сочли сумасшедшей…

— Ой, я тебя умоляю! В комментах потом почитаешь!

— Я не люблю рассказывать об этом, чтобы люди не сочли меня «творческой личностью». Я не «творческая». Я практик, я адекватная, я каждый шаг просчитываю…

— И в стихах?

— А вот стихи – это мой душевный мусор. Я выметаю из себя лишнее, как люди выметают мусор из квартиры. Когда мне хорошо, я искренне об этом рассказываю. Но я не пишу стихов. Как говорят мои друзья: чем тебе хуже, тем лучше стихи. Когда мне хорошо, меня не прет. Кроме того, я крайне аккуратно отношусь к стихам о детях, о друзьях, о родных. Я боюсь и стараюсь их не писать. Мне кажется, что нельзя это выносить на люди. Раньше я боялась показывать и свои переживания, ведь это очень личное. Но когда я поняла, что читатели видят в этом свое, а не мое, этот страх прошел. Они читают и видят в моих стихах и описанных ситуациях себя, а не меня. Подруги говорят, что по стихам можно проследить всю мою жизнь, а люди которые меня не знают, воспринимают мое творчество через призму собственных переживаний. А вот песни – это не творчество, это ремесло. Я ни одной песни не написала потому, что мне именно хочется ее написать, не считая юности, когда я писала и музыку тоже. Песни пишутся на заказ.

— А что сейчас для тебя самое важное?

— Наверное, в тот момент, когда я вышла замуж за коренного москвича, получила возможность уехать в Москву и работать для российских звезд, я поняла, как я люблю Минск. Что я не хочу отсюда уезжать. Да, мой мужчина не должен быть из Беларуси, да мне приятнее работать с российскими артистами, но очень трудно сменить уютный спокойный Минск на бешеную Москву. Я сейчас как никогда хочу ценить то, что у меня сейчас есть. Ценить те слабенькие проекты, из которых может ничего не получится… ну а вдруг! Ценить друзей, которые расползаются по миру. Я достигла всего, чего хотела и не хотела даже. В прошлом году получила национальную музыкальную премию за лучший саундтрэк к фильму «Следы апостолов». Но я поняла, что мне не нужна вся эта мишура, мне необходимо оставаться в своей среде, в своем уютном мирке, чтобы вокруг меня были мои люди, которых я уже отфильтровала. Я уже могу себе позволить, работать с теми, с кем я хочу, дружить с теми, с кем я хочу, ездить туда, куда я хочу. Этого мне достаточно!

 

Фото Юлия Мацкевич